Меню
Модели
Меню
Porsche - Зубры и «тигры»

Зубры и «тигры»

[+]

Командная работа:
охотник и его собака — Бертрам Шульце несколько лет ходил на охоту один, а теперь у него есть верный спутник.

Природный рай с зубрами, косулями и дикими пони. Рядом клиенты Porsche гоняют на Cayenne и Macan (на индонезийском — «тигр»). Внедорожный полигон при лейпцигском заводе Porsche — занимательный кусочек природы. Для Бертрама Шульце всё проще: это его территория.

Начало седьмого утра, утренние сумерки — идеальное время для охотников. Именно с первыми лучами солнца наступает лучшая пора, чтобы высмотреть и распознать дичь. Бертрам Шульце берет на плечо свою трехстволку, у которой особая история — но о ней позже. Калле, охотничья собака Шульце, смесь жесткошерстного терьера и лабрадора, выскакивает из багажника и сразу же направляется в кусты, уткнувшись носом в покрытую росой траву. Пора охоты!

Шульце быстрыми шагами идет по траве, стараясь успеть за рвущимся вперед Калле. Лучи солнца постепенно пробиваются через тьму, обнажая контуры ландшафта. Кусты боярышника образуют колючие островки на матово-зеленой траве. Многоголосый птичий хор начинает свое ежедневное пение. В синем небе кружат два коршуна. Шульце вспоминает африканскую саванну, но вдруг настораживается: «Калле, ко мне!». Собака выскакивает из подлеска и замирает у ног охотника. Тот смотрит в бинокль и на расстоянии в несколько сот метров обнаруживает двух самцов косули.

[+]

Дикий Лейпциг: полигон Porsche
Крутые подъемы, скользкие склоны и немелкие ручьи: полигон для испытаний в условиях бездорожья предлагает на шестикилометровом маршруте 15 модулей для обширного тестирования функциональных возможностей Macan или Cayenne. Приезжая на завод за машиной или участия в программе развлечений, клиенты Porsche могут попробовать свои силы на этой трассе как в индивидуальных, так и командных заездах. Возможна также организация мероприятий с гастрономическими элементами.

Военный полигон стал испытательным

Тестовый полигон расположился под Лейпцигом в окружении автобанов и промышленных зон. Время от времени ветер доносит звуки работающих двигателей. На горизонте виднеется силуэт здания, ассоциирующийся с НЛО. Сотрудники Porsche называют его «Бриллиантом». В этом футуристическом строении находится центр обслуживания клиентов лейпцигского завода Porsche. Здесь ежедневно изготавливают более 600 моделей Macan и Panamera. Находящийся по соседству природный парк еще с кайзеровских времен служил военным полигоном, последней была Народная армия ГДР, проводившая здесь учения на случай войны. С 2002 года Porsche обеспечивает 132 гектарам территории уход в качестве компенсации за предоставление компании площадей для постройки завода. В последнее время была произведена ренатурализация территории, и теперь она служит для опробования моделей Porsche в условиях бездорожья. В то же время сюда завезли зубров, эксмурских пони и три миллиона пчел: производитель спортивных автомобилей внес вклад в охрану природы и окружающей среды. Осязаемым результатом этого является, например, мед, получаемый в заповеднике: в прошлом году здесь было продано более 400 килограмм.

Шульце прислоняется к ограде, отделяющей парк от полигона. Рядом с ним стоит Карстен Хеллинг, он присматривает за заповедником. А прямо перед ними пасется стадо зубров с внушительными рогами. Среди них есть и мощные быки весом более тонны, и телята с пушистой шерстью, которым всего несколько недель от роду. Сначала стадо насчитывало дюжину животных, а сейчас их уже около 75. Внезапно, зубры, как будто по команде, срываются с места и галопом устремляются в глубь леса.

«Зубры очень важны для экосистемы. Они предотвращают зарастание леса низкими деревьями и кустарниками. Правильное сочетание свободных площадей, кустов и деревьев создает идеальную среду для диких животных, птиц и насекомых», говорит Хеллинг. Он уже несколько лет заботится о стаде, следит за здоровьем животных, подкармливает их, если зима выдается суровой, а иногда берет теленка к себе домой, чтобы поднять на ноги. Хеллинг рассказывает с заметной гордостью — и по праву, сообщая также о том, что природный парк регулярно передает эксмурских пони местным обществам природы, сохраняя поголовье животных на неизменном уровне.

С 2002 года Шульце в качестве егеря регулирует по распоряжению Porsche поголовье оленей, лисиц, зайцев, енотов и енотовидных собак, обеспечивая экологический баланс флоры и фауны. В год егерь отстреливает несколько косуль. Однако охота для него не промысел, а часть заботы о природе. А работает он директором лейпцигской хлопкопрядильной фабрики, которая в свое время входила в число крупнейших в Европе. При Шульце фабрика превратилась в процветающий креативный центр. Похожими объектами архитектор и разработчик проектов Шульце управляет в Берлине, Гамбурге и Нюрнберге.

[+]

Мультикультурный рогатый скот:
вообще-то, дикие зубры уже давно вымерли. Правильно говорить — «рогатый скот пастбищного содержания». Его начали разводить лет 100 назад, и в нем объединились несколько первоначальных пород крупного рогатого скота со всего мира.

Самый молодой охотник страны

«Оказавшись среди природы, у каждого есть время для самого себя», считает Шульце. Где-то в кустах вскрикнул фазан, взлетел и через мгновение уже упорхнул. «Я мог бы бесконечно наблюдать за природой. Как лисицы резвятся с зубрятами, как быки заигрывают с пони — незабываемые моменты».

Всю свою жизнь Шульце провел с животными — сначала в Кении, где его отец, ветеринар, создал несколько ветеринарных центров для зебу (вид рогатого скота). Вернувшись в Германию, 10-летний Шульце сиживал с отцом на охотничьей вышке, в 15 лет он получил охотничий билет, став самым молодым охотником страны. Дед подарил ему трехстволку, о которой Шульце говорит с восторгом: «Винтовка — шедевр производства из города Зуль. Ручная работа. Будет классно стрелять и через сто лет». Однако сегодня ружье не понадобилось. Косули находятся практически прямо перед Шульце, но им ничего не грозит: сейчас охота на них еще запрещена. Тем временем, солнце поднялось высоко, и егерю надо к себе в офис. «Будь моя воля, я бы ходил здесь по лесу до темноты».

Текст Дирк Бёттхер
Фото Бернхард Хубер